11:04 

Игра "SPN_Brothers in arms". Часть третья

#SW#
Вы самый умный из всех дураков....(с)
Предыдущие круги



Заявка от Gandkapper:
У Дина отрастает нос на манер Пиноккио. От чего - на усмотрение автора.

- Дин, смотри, здесь есть инструкция, - Сэм достал из конверта пожелтевший истрепанный листок. – «Как не остаться с носом». Хм, а эта ведьма та еще шутница.
- Ха-ха… - злился Дин. – Поймаю – убью!
Мужчина стоял возле зеркала и с осторожностью осматривал свой нос. За последние три часа он отрос на добрых пятнадцать сантиметров. И выглядел, словно желеподобная груша. При каждом движении нос начинало трясти, ноздри раздувались как паруса, а невидимые доселе волоски топорщились в разные стороны, как кошачьи усы.
- Пункт первый «Не есть фастфуда», - продолжил Сэм, с сочувствием глядя на брата.
- Ааааа…. – застонал Дин, косясь на стол, заваленный упаковками от бургеров. – Только не это! Вот ведь стерва! На самое дорогое посягнула! – выкрикнул Винчестер и – хлоп! – нос удлинился еще на сантиметр.
– Сэмми… Что?.. Почему?... – начал заикаться от страха Дин. Сэм хохотнул.
- Эээ… вот! Пункт четвертый «Не использовать нецензурную лексику».
- С этого и надо было начинать! – Дин резко повернулся к брату. Нос, описав дугу, медленно вернулся на законное место, трясясь как холодец.
- Пункт второй «Не употреблять алкоголь», - Сэм еле сдержался, чтобы не засмеяться в голос.
- Вот ведь…
- Молчи!
- … женщина! – сквозь зубы процедил старший, снова взглянув на стол.
- Пункт третий «Не встречаться с девушками как минимум неделю».
- Это то, о чем я подумал? – прищурился Дин.
- Мне жаль. Правда, - младший давился от беззвучного смеха. – Пункт пятый «Не водить машину». Эй, ведьма объявила табу на всего тебя!
- Ну, это уже ни в какие ворота… - Дин схватил пистолет и направился к двери. – Пошли, замочим сучку, - бамс! – пара новых сантиметров ухудшила ситуацию. Орган обоняния не выдержал изменений и с тихим шлепком опустился на подбородок.
- Мамочка! – старший Винчестер крякнул и остановился как вкопанный. Осторожно приподняв нос двумя пальцами, он полными ужаса глазами посмотрел на брата.
И Сэма прорвало.
- Дин…. Прости… Но это… Можно потрогать? - Он смеялся, не переставая.
- Сэмми! Ну, хоть ты не издевайся, а?! – Дин, глотая слезы, переминался с ноги на ногу возле выхода.
- Все-все. Извини.
Выйдя на улицу, Винчестеры бегом направились к машине.
- Дин, ключи.
- Ни за что!
- Пункт пятый, помнишь?
- К черту пункты!
- Дин! Следи за языком! – возразил Сэм, глядя как брат поудобнее перехватил пальцами молниеносно растущий нос. – Давай ключи! А-то к концу поездки тормозить будешь хоботом.
- Ладно, - кинув ключи Сэму, Дин залез на пассажирское сиденье. – Но обещай, что не будешь вмешиваться в наш с ведьмой «разговор». Убивать я ее буду медленно….

Заявка от ILLA:
Сэм - старший брат, Дин - младший брат.


Получилось такое АУ до 1.01. «Пилот».
Предупреждение: на работе скучно, а ангст писать я не умею, посему приму тухлые помидоры. только чур, кидать не прицельно))) и еще, слов много, букв еще больше. мини...

Смахнув пыль с кожаной обложки, Сэм уселся на пол и долго смотрел на стертые временем буквы. «Винчестеры». Кое-где еще остались следы былой радости: сердечки и цветы, нарисованные мамой, фото импалы, так неумело приклеенное отцом, и маленькая фигурка Бэтмена с подписанным ниже словом «Дин».

Сэм прекрасно помнил день, когда они всей семьей создавали этот альбом. Дин был совсем мелким, ползал вокруг, мешал отцу, смешил маму, раздражал его самого. Брат был зеленоглазым непоседой, с длинными ресничками и смешными веснушками на носу. Будучи младшим, он всегда старался быть впереди. В первую очередь, для отца. Джона Дин любил всей душой. И беспрекословно слушался…

Наконец, вздохнув, Сэм открыл альбом.

Сердце тихо екнуло.
Мама такая молодая, красивая стоит рядом с отцом, еще жизнерадостным и добрым. Фоном – белый двухэтажный дом. Их дом. Родной дом. Мертвый дом.
Ниже подпись «Мэри и Джон. Лоуренс, Канзас, 2 апреля 1979 года».
За месяц до рождения Сэма. За четыре года до трагедии.

Едкий дым. Треск горящего дерева. Крики отца из комнаты Дина.
- Мэри! Неееет! О, Боже!
- Папа?! – испуганный детский голосок.
- Бери брата и беги! Беги, Сэм, беги!
А потом взрыв. И плач Дина. Крохотные ручки, вцепившиеся в твою куртку.
- Не волнуйся, малыш. Все будет хорошо. Я с тобой…


Сэм дрожащими руками перевернул страницу.
«Дину 5 лет». Он уплетает мороженное и весело подмигивает в камеру. Если приглядеться, то на заднем плане можно увидеть суровую фигуру отца, выходящего из-за деревьев.

- Эй, Сэм, смотри, - кричит Дин прямо в ухо.
Зря повернулся. Тут же маленькие ручки с недетской силой размазывают по лицу остатки мороженого.
- Ну что ты делаешь! – притворная злость. А в ответ лучезарная улыбка и заливистый смех.
Дин убегает к другим ребятишкам, играющим на детской площадке, расталкивает всех и первым залезает на горку. С криком: «Я-Бэтмен» быстро скатывается вниз. Смотрит прямо в глаза. Стирая рукавом куртки с лица крем-брюле, шепчешь одними губами: «Да, ты – Бэтмен». Получаешь в ответ столько тепла и радости, что не замечаешь ничего вокруг. Только зеленые искрящиеся счастьем родные глаза.
- Почему вы до сих пор не в мотеле? – грозный голос отца заставляет подпрыгнуть на месте.
- Но ведь еще рано, - злишься, пытаешься возразить.
- Быстро домой!
- Мотель - не дом!
- Дин! – кричит отец, беря тебя за руку. Его прикосновение шершавое и грубое.
Брат подбегает молниеносно. И смотри серьезно, по-взрослому.
- Нет! – вырываешь руку из отцовской ладони и тихонько сжимаешь так вовремя подставленную ладошку Дина.
- Живо в мотель! Это приказ!
- А мы не солдаты! – кричишь, срывая горло. Брат в поддержку прижимается еще сильнее. – У Дина должно быть нормальное детство! У нас с ним! Мы никогда не станем такими, как ты! Я об этом позабочусь!
Видишь, как отец еле сдерживает гнев, сжав кулаки. Выдерживаешь его взгляд и, молча, уходишь, крепко держа брата за руку.


Сэм меланхолично перелистывал страницы альбома, думая, кем бы они стали сейчас, не возрази он тогда. Скорее всего – охотниками, как отец. Вечно скитающимися из штата в штат, не имея дома и друзей, нормальной еды, одежды и образования. Просто безликими существами, убивающими нечисть, наводящими ужас на людей…Без жизни.

Он нащупал сотовый, пальцы сами застучали по кнопкам, набирая заученный до автоматизма номер. Взглянув на экран, Сэм нажал «отбой». Не стоит истерить. Дин сейчас на учебе. С ним все в порядке. Через два часа он вернется домой.

Положив аппарат на пол, Сэм зацепился взглядом за фотографию.
«Стэнфорд, 2003 год. Я и Дин. Студенты»
Двое молодых людей пытаются выхватить друг у друга лэптоп. Вокруг раскиданы вещи из наполовину разобранных дорожных сумок. Маленькая комната. Две кровати и стол. На двери номер 207. Первый день в общежитии университета.

- Вы не можете уйти! – кричал Джон. – Только не сейчас, когда я…
- Что? – возразил Сэм.
- …когда я нашел Желтоглазого.
- Хватит! Посмотри на себя. В кого ты превратился, отец? Как ты живешь? Что ты делаешь с нами? Думаешь, мама хотела бы этого?
- Замолчи! Вы никуда не поедете!
- А ты нас останови!
Удар был сильным. Боль невыносимой. Пара капель крови упала на белую футболку, оставляя яркие красные пятна. Не обращая внимания на разбитый нос, кидаешься с кулаками на отца.
- Эй, ну хватит уже! – Дин встает между вами, разведя руки в стороны. – Так вы ничего не решите.
- Уйди с дороги! – кричишь одновременно с отцом.
- Сэмми… Отец… Прошу, прекратите! – Дин отталкивает Джона и смотрит тебе в глаза. – Брат, давай подождем еще годик. Ну, ничего ведь не случится.
Успокоившись, холодно смотришь на мужчин.
- Ты как хочешь, Дин, а я сваливаю, - уходишь, ни разу не обернувшись.
- Сэм!
- Выйдешь за дверь, можешь больше не возвращаться! – кричит отец в спину.
- Сэм!!!
Смахивая слезы, демонстративно хлопаешь входной дверью.
Тридцать секунд тишины нарушают быстрые шаги.
- Сэм, подожди! – догоняет Дин. За спиной дорожная сумка. За поясом тяжелый пистолет. Рука протягивает тебе собственноручно сделанный обрез. – Я с тобой!


Захлопнув альбом, Сэм рывком поднялся на ноги, и закинул его на самую верхнюю полку.
Входная дверь тихо щелкнула.
- Сэм, я дома.
Старший Винчестер вышел навстречу брату.
- Привет, Дин. Как дела? Что-то случилось?
- Нет! Все отлично.
- Учеба?!
- Да, да, все хорошо. Слушай, Сэм…
- Почему тогда так рано?
- Мне нужно с тобой поговорить.
- О чем? - нахмурился Сэм.
Дин в нерешительности закусил губу.
- Ты только не злись, ладно?
- Да в чем дело?
- Отец не звонит уже две недели.
Сэм удивленно уставился на брата.
- Ему нужна помощь, - продолжил младший.
- А по-моему, это тебе нужна помощь, - прищурился старший.
- Сэм…
- Дин! Отец не звонил нам два года! О чем ты говоришь?
- Ну… вообще-то звонил. Каждую неделю.
- Что?!
- Я хотел тебе сказать! Правда!
- Дорога ложка к обеду!
- Сэм, послушай меня! Ему нужна помощь!
- С чего ты взял?
- Он уехал на охоту. Две недели назад. С тех пор – тишина.
- Все-таки задурил он тебе голову этой дребеденью… - устало вздохнул Сэм. – И как я не заметил?... Расслабился…
- Сэм!
- Что?
- Здесь не далеко. Может, съездим, проверим?
- Нет!
- Он ведь наш отец!
Дин встретился взглядом с братом. Умоляющий с сомневающимся.
- Делов-то на два дня. Обещаю, к понедельнику вернемся! Сэм…
- Поехали…



Заявка: Сэм и Дин не могут находиться рядом друг с другом.
Ни одно помещение их вместе не выдерживает. Начинаются самовозгорания и разрушения.
И телефон для общения не вариант.
Прошлое дело, как оказывается, было не так просто.
В общем, на усмотрение автора причина проклятия.

Догорал последний кусочек покрывала…
На окне медленно тлела занавеска…
Особый «шарм» пострадавшей комнате придавали ободранные обои и сломанные кровати, покрытые белыми пуховыми внутренностями подушек…

- Твою мать, Сэмми? Что происходит? – отплевывался Дин от перьев.
Сэм ответил своим фирменным выражением «not bad».
Вентилятор над головой старшего шумно задребезжал.
Дин медленно поднял глаза к потолку. Лопасти крутились так быстро, что казались огромными лезвиями.
- Только не голову!
Тут же один шуруп отвалился. Вентилятор опасно накренился в сторону пола.
- Как ужастик какой-то! – прошептал Сэм.
- Да неужели? – съязвил Дин.
Секунду спустя вентилятор оторвался от потолка и, бешено крутя лопастями, пронесся над макушкой младшего, круша проводку. Та, в свою очередь, не преминула тут же заискриться и поджечь ободранные обои.
- Бежим! – в один голос заорали Винчестеры.
- Вещи?
- Хрен с ними!

До Импалы оставалось каких-то два шага, как громкие хлопки заставили Винчестеров остановиться.
- Только не детка! – взбесился Дин, глядя, как одновременно лопаются шины.
Машина с шумом опустилась «брюхом» на асфальт.
- Нет, нет, нет, нет!!! – старший, чуть не плача, бегал вокруг Импалы. – Прости, малышка!
- Дин, что нам делать?! – успел спросить Сэм до того, как его снесло взрывной волной.
Газовый баллон в их злосчастном номере в щепки разнес полстены и окно. Осколки стекла дождем посыпались на парней.
- Мой ноутбук! – застонал Сэм, падая на колени перед развороченной комнатой.
- Мои красные труселя! – вторил ему Дин.
- Эээ… что?!
- Проехали!
- Похоже нам нельзя разговаривать… - осторожно начал Сэм.
- О чем ты?
-…друг с другом!
- Как это «нельзя»?
- Проклятие, Дин.
- Какое нахрен… Но кто?...
- Бэлла!!! – громко в унисон.
- Убью сучку! – рычал Дин, все еще согнувшись над Импалой.
- Поддерживаю! Но как мы будем…
- Разберемся по ходу дела. Погнали!

Двое парней быстро шагали по шоссе…
Их силуэты четко выделялись на фоне зарева…
Мотель медленно догорал, освещая темное звездное небо….



Заявка: Однажды женщина в белом в поисках очередного мужчины-изменника, наткнулась на охотника и... влюбилась в него.

«Месяц назад на шоссе пропал парень. Его машину нашли, его самого – нет»…
Да, да. Я знаю. Банально, конечно, но он изменял своей девушке. Пришлось его прикончить. Парень-то вроде хиленький был, а кровищи как со свиньи!
«Может просто похищен?»
Ага, щас! Наивные людишки!
«Да? А другой в апреле, а третий в декабре… В 2004-м, в 2003-м, 98-м, 92-м…»
Молодец! Хорошо подготовился. Пятерка за усердие!
«…за 20 лет 10 человек…»
Всего?! Что-то я подрастеряла форму. Неверных с каждым годом все больше и больше.
«…все мужчины…»
Ну, просто Капитан Очевидность! Не девушек же мне наказывать! Ты вообще слышал про женскую солидарность, темнота? Ой, ну и мужики пошли!
«Вот отец и отправился в Джерико, выяснить в чем там дело»…

Отец! Их отец. Резануло по сердцу.
Хотя чего это я. Какое сердце у злобного призрака?! А все равно в груди защемило…
Джон. Джон Винчестер…
Черт! Почему такая дрожь по телу? И глаза защипало? Дыхание прерывается? Тяжело дышать!
Тяжело…
Влюбилась, как дурочка!
Нет, Джона грех назвать изменником. Да, бывало, похаживал налево. Но ведь уже после смерти жены…Вдовцам разрешено…
Вдовец!
Мой муж тоже стал вдовцом. Но даже не попытался выяснить, что со мной произошло! Свалил в другой штат. А ведь все из-за него! Скотина! При такой красавице жене (ну, да-да, сама не похвалишь, никто… как говорится) изменял! Мне! Трахал все, что двигалось. А что не двигалось, двигал и трах….
Фух… Разошлась. Разнервничалась…. Нет, пусть еще помучается. Его я оставлю на десерт!

Джон Винчестер… Потому я тебя и пощадила, что полюбила. Но прости, детей твоих в живых не оставлю…
Никогда…
Мне не попасть домой…
запись создана: 10.09.2012 в 01:12

@темы: Драбблы, СОО

URL
   

Заброшенный балкон

главная